Сайт о жизни молодёжи г. Бобруйска

Тревожный звон колоколов Хатыни  призывает  человечество быть бдительными

В эти мартовские дни в Беларуси  повсеместно проходят мероприятия, посвященные 78-летию со Дня Хатынской трагедии. Я считаю, что дети, подрастающее поколение, которое является будущим  нашей страны, должны знать, что такое война, чтобы никогда ни у кого из них не возникло желание стать на тропу войны. И обязательно каждый должен посетить Хатынь, где тревожный звон колоколов  призывает  человечество быть бдительными.

 

Когда речь заходит о Хатыни лично у меня непроизвольно наворачиваются слезы. Я была там первый раз с родителями, когда мне исполнилось  шесть лет. Я была еще очень мала, чтобы прочувствовать  всю глубину трагедии, которая произошла здесь 22 марта 1943 года. Но скорбный звон, который доносился из центра Хатыни, прошелся морозом по моей коже, пробирая до костей. Я тогда попросила родителей, чтобы мы побыстрее уехали из этого жуткого места, которое мне явно не понравилось. И я о нем старалась не вспоминать. Т.е., ту поездку  я, еще несмышленыш, просто постаралась забыть. А потом была вторая поездка. Я уже училась в гимназии №3. И, наверное, мои «повзрослевшие мозги», все же уже могли осознать всю глубину трагедии, которая здесь произошла в 1943 году.

Ранним утром 22 марта 1943 года партизаны обстреляли фашистов недалеко от Хатыни. Один из офицеров, который следовал в автоколонне, был убит. И фашисты решили отомстить. Только вот малой кровью здесь не обошлось. Они ворвались в  Хатынь рано утром, когда еще разомлевшие детишки спали в своих постельках и видели счастливые сны, а взрослые делали свои дела. Люди  даже не могли предположить, что фашисты уже  вынесли им смертный приговор. Они  сначала окружили деревню, а затем смертоносным смерчем ворвались в нее и всех от мала до велика выгнали прикладами из домов и дотолкали до большого колхозного сарая. В толпе были старики, женщины, детишки. Были молоденькие мамочки с грудными детьками, которые уж явно ни в чем не были виноваты. Люди, осознав, какая беда приключилась, голосили от безысходности. В голосящей  толпе были  многодетные семьи Иосифа и Анны Барановских со своими девятью детьми,  с семью детишками были Александра и Александры Новицкие, Казимир и  Елена  Иотко. Самому маленькому был  только годик…

Когда я услышала о том, как погибла Леночка Яскевич, я не смогла сдержать слезы: в сарай вместе со всеми пригнали Веру Яскевич с крохотным сыном Толиком, которому только исполнилось семь неделек. А  Леночка Яскевич сначала спряталась во дворе, а  затем решила убежать в лес, чтобы спрятаться там. Фашисты стреляли вслед девочке, но ни одна пуля не зацепила ее. Но нашелся супер-фашист, который побежал вслед за  ребенком, догнал ее и расстрелял на глазах у отца. Что сделала ему ни в чем неповинное дитя, девочка, которая только начала жить?…

Ни один из взрослых жителей деревни не смог укрыться от фашистов. Были в тот день  в Хатыни  люди, которые в ней не проживали. Они также оказались в толпе смертников. Только трое деток – Володя  Яскевич, его сестра Соня  и Саша  Желобкович смогли чудом спрятаться от фашистского ока.

А дальше начался кошмар.  Когда фашистам удалось загнать всех людей от стариков до детей в сарай, они заперли  двери, обложили сарай  соломой, облили бензином и подожгли. Сарай вспыхнул, как спичка. Едкий дым выедал глаза, дети начали плакать от охватившего их ужаса. Взрослые, чтобы  спасти их, начали выбивать двери. Под напором их тел двери рухнули. Кто смог,  побежали подальше от этого страшного места, но пули фашистов  не дали им спастить…

В тот день в  огне заживо сгорели 149 жителей деревни, среди которых было  75 детей до 16-тилетнего возраста. Из детей живы остались только  семилетний Витя Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский  Витю спасла его мама, которой удалось выбежать из горящего сарая. Материнский инстинкт  оказался сильнее самосохранения. Анна Желобкович бежала, крепко держа своего сынишку за руку, а когда ее смертельно ранили, она прикрыла своего сыночка собой…Раненый в руку он лежал под трупом мамы до тех пор, пока фашисты не покинули сожженную ими деревню.  А  Антона  Барановского, который  был ранен в ногу разрывной пулей, немцы посчитали убитым. Их чуть позже  подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны Витя и Антон жили и воспитывались в детском доме г.п. Плещеницы. А из взрослых выжил только  56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский. Сильно обгоревший и раненый он только поздней  пришел в сознание, когда фашистов уже и след простыл, остались только трупы односельчан, среди которых он нашел своего тяжелого раненного в живот и сильно обожженного сына. Сын умер на руках у отца.  Этот трагический эпизод  жизни Иосифа Каминского  положен в идею создания  единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь» — «Непокоренный человек».

…В очередной раз  я посетила Хатынь будучи ученицей 9 класса. И  я еще глубже, еще сильнее смогла прочувствовать всю глубину трагедии, которая произошла здесь в 1943. От слов экскурсовода на глазах наворачивались слезы. В центре  Хатыни каждые 26 секунд доноситься звон. Именно столько домов было сожжено в деревне домов. И в эти минуты есть повод задуматься о том, сколько человеческих нитей было сожжено, не дав им возможности стать единым прекрасным полотном будущего Беларуси, ее сегодняшним днем. Может быть Леночка Яскевич стала бы заслуженной артисткой Республики Беларусь, а ее братик известным айтишником…Но, не судьба.

Елизавета ПОДОЛЯК

Фото из открытых интернет-источников

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: