Сайт о жизни молодёжи г. Бобруйска

Герой Советского Союза Николай Пинчук — уроженец земли бобруйской

Все дальше и дальше уходят от нас грозные годы Великой Отечественной войны. Нынешнее поколение молодежи не испытало на себе тех ужасов, которые выпали на долю их дедов и прадедов. Военное прошлое нашего народа воспринимается нами лишь через призму художественных фильмов военного времени, которые все менее привлекают молодое поколение; книг на военную тематику, которые не всегда прочитываются даже в программе школьного курса литературы; учебника истории; нечастых экскурсий и походов; встреч с ветеранами, которых с каждым годом становится все меньше и меньше. Советские дети воспитывались на примерах героев, они были идеалом для привития нравственных и патриотических качеств. Мы, родившиеся через шестьдесят с лишним  лет после войны,  отдаляемся от той трагедии, и уже нет в нашем сознании такого глубокого уважения к истории, какое было у наших родителей, бабушек и дедушек. 

Нельзя сказать, что годы борьбы с немецко-фашистскими захватчиками полностью забыты подрастающим поколением: мы заботимся о братских могилах и памятниках погибшим во время Великой Отечественной войны, участвуем в митингах в День Победы, поздравляем ветеранов, пишем творческие работы, закладываем парки и аллеи. Но, к сожалению,  не ощущаем мы той гордости за героизм, проявленный нашими земляками-белорусами в годы войны, как это было в 50-70-е годы.

Нам нельзя забывать о подвигах и героизме наших прадедов. Именно их самоотверженность, твердость характера, преданность Родине, стремление к  достижению  цели — победе, может стать примером и стимулом для ищущей себя молодежи. Особенно важно знать о людях, которые жили рядом с тобой, твоими родными, в соседнем доме или деревне – земляках.

В пяти километрах от школы, в которой учимся мы, родился когда-то будущий Герой Советского Союза. Его знали местные жители. После войны он встречался с ребятами нашей школы. Теперь в поселке Ленина проживают его родственники. Много ли мы знаем о его жизни, характере, подвиге? Знаем, но короткие биографические данные. Между тем, память о нем увековечена, сведения о Н.Г.Пинчуке находятся в нескольких источниках. В связи с этим возникает проблема: время идет, порой унося с собой безвозвратно факты, ценную информацию, хранящуюся в памяти очевидцев или на истлевших страничках старых документов. Непозволительно дать возможность исчезнуть этим частицам нашей истории.

СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ 

Маленький Коля  у бабушки и дедушки. Позади – мать будущего героя Мария Тихоновна  и отец Григорий Минович.

Николай Григорьевич Пинчук родился 4 февраля 1921 года. В деревне Буденовка (ныне Изюмово). 19 апреля 1945года ему было присвоена звание Героя Советского Союза. В 1965 г. получил звание заслуженного летчика СССР. В 1954 г. Закончил Военно-воздушную академию. С 1942 г. воевал на Западном и 3-м Белорусском фронтах. Участник освобождения Смоленщины, Беларуси, боев в Восточной Пруссии. Командир истребительной эскадрильи майор Н.Пинчук за время войны совершил 307 боевых вылетов, участвовал в 68 воздушных боях, лично сбил 22 вражеских самолета (один из них 30.08.1943г. таранил в районе Ельни) и два – в групповых боях. До 1975 г. служил в Советской Армии, полковник. Автор книги «В воздухе – Яки» (1977). Умер 12 января 1978 года.

… Он знал, что будет летчиком. Тогда, в тридцатые годы, об авиации мечтал каждый мальчишка.

Здание Буденовской школы, в которой учился Н.Г.Пинчук

Учащиеся Буденновской школы. Николай Пинчук второй справа

Здесь, в родной деревне была только школа-семилетка. Оканчивать среднюю школу Николай поехал в Бобруйск. И неслучайно: в городе был аэроклуб – порог, с которого начиналась дорога в небо. Здесь он действительно почувствовал радость первого самостоятельного полета.

Затем восемнадцатилетний юноша стал курсантом Одесской военно-авиационной школы. Но доучиваться ему пришлось уже в боевых вылетах.

29 августа 1943 года на Смоленском направлении с восьмеркой Яков на задание ушел уже опытный летчик 18-гвардейского истребительного полка Николай Григорьевич Пинчук. Неожиданно в небе появились 36 вражеских самолетов. Они шли бомбить наши войска. Гвардейцы смело бросились в атаку и расстроили их боевой порядок. Фашистам было не до прицельного бомбометания.  Сбросив куда попало свой смертоносный груз, они повернули назад. Но «ястребки» бросились вдогонку. Вот он, хвост «хенкеля» со свастикой. Николай видит за стеклом фонаря лицо фашистского стрелка и нажимает на гашетку. Очередь, еще очередь… Охваченный пламенем бомбардировщик, оставляя шлейф дыма, стремительно летит вниз. А «ястребок» Николая делает крутой разворот, взлетает вверх и снова идет на врага. В перекрещивании прицела на мгновение мелькает фюзеляж второго «хенкеля». Без промаха бьет орудие Яка – еще один воздушный пират врезался в землю.

Товарищи поздравляли Николая с успешным боем. И никто не считал его исход просто удачей. Молодой летчик стал признанным мастером дерзких атак. Теперь у него учились, перенимали опыт.  Только сам Николай, казалось, не замечал славы, которая шла о нем в полку и дивизии. Он остался таким же веселым, простым парнем, которого горячо любили товарищи.

Тогда же, в августе 1943 г., под Ельней он совершил подвиг, вступив со своей четверкой «ястребков» в бой с сорока фашистскими бомбардировщиками. Сам Николай нацелился на ведущего. Несмотря на маневр опытного врага,  он атаковал его и «прошил» очередью. Стервятник рухнул вниз. Быстро повернув влево, Пинчук оказался в хвосте второго «юнкерса». Сейчас только нужно было приблизиться к нему, чтобы на короткой дистанции ударить точно. Вот он, фашист,  почти рядом, в скрещивании прицела. Время будто остановилось. Все ближе и ближе фонарь «юнкерса», а за ним – перекошенное лицо фашиста. На какой-то миг истребитель попадает в зону прицела фашистского стрелка, и тот дает очередь. Как горячим железом обожгло грудь и руку. Но Николай сразу не понял, что это. Вперед, только вперед.… И вот он, слегка подвернул вправо и крылом полоснул фашистский самолет. Воздушный пират начал разваливаться. Но и наш «ястребок» вошел в «стопор». Вот когда дали о себе знать раны. С большим трудом  открыл Николай фонарь кабины, замок привязанных ремней и вывалился из самолета. Рывок наполненного воздухом парашюта – и он пошел к земле. То ли от большого напряжения, то ли от потери крови, земля внизу расплывалась какими-то васильковыми кругами. Потом резкий удар, сильная боль в груди и руке. Он успел заметить, как бегут к нему наши солдаты…

Кавалер Золотой Звезды, заслуженный военный летчик СССР полковник Николай Григорьевич Пинчук в послевоенный час продолжал охранять небо Родины, научил летному мастерству многих молодых ее защитников. [1;6]*

  ЛИЧНОСТЬ ГЕРОЯ – ЗЕМЛЯКА НА СТРАНИЦАХ КНИГИ И ГАЗЕТНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ

 Процесс становления и взросления каждого человека индивидуален для каждого. Но не каждый ребенок с детства может определиться с выбором профессии и жизненного пути – такое бывает редко. В отличие от многих сверстников Николай Пинчук в детстве любил подолгу глядеть в бездонную высь. С интересом наблюдал, как под облаками парит коршун, выискивая очередную добычу, с писком снуют неугомонные стрижи, носятся быстрокрылые ласточки, в акробатических трюках кувыркаются голуби.

 — Почему птицы летают. А мы не можем? — спросил Коля у своего друга Ванюшки Копчана [2;6].

 Сколько было неуемной радости, когда увидев самолет, ватага ребят бежала по полю и кричала: «Аэроплан, аэроплан, посади меня в карман!» Изредка летчики снижались и покачивали крыльями. После этого мальчик долго не мог заснуть. Пробовал сам смастерить крылья из тряпья, палок, бумаги и прыгать с крыши сарая. Но, кроме синяков и шишек, ничего не получал [2;7-8].

После окончания семилетки Николай поступил в двухгодичную школу фабрично-заводского ученичества при Бобруйском древообделочном комбинате. Одновременно начались занятия в Бобруйском аэроклубе. Как свидетельствует родной племянник и полный тёзка Николая Григорьевича Пинчука, родители долгое время не знали о серьезном  увлечении мальчика небом. Лишь однажды на глаза матери попался документ, в котором указывалось количество прыжков с парашютом, и стояла фамилия и инициалы Коли. Далее учеба в Одессе, Амавире и война…

Это был трудный бой. Восьмерка истребителей поднялась в воздух. Как по расписанию, через 15-20 минут появилась двенадцать «миссершмиттов». В результате нескольких вражеских атак 2 советских самолета были сбиты. Николая охватила ярость. «Как же так, в своем небе, над своей землей, мы должны погибать. Нет, этому не бывать!» В своей книге [2;15] Н.Пинчук пишет: «Стараюсь не отстать от своего ведущего. Вижу, как в хвост ему заходит пара «мессершмиттов» Увеличиваю крен и ловлю в перекрестие прицела силуэт одного из них. Для большей надежности нажимаю сразу на обе гашетки и даю длинные очереди из пушки и двух пулеметов. «Мессер» неуклюже перевернулся и, загоревшись, пошел к земле. От удачи я даже закричал:

      —  Есть!.. Сбил!..

 Это был первый сбитый мною фашистский самолет» [2;15-16].

Первой победе над фашистами предшествовала большая, кропотливая тренировочная работа, радости и разочарования. Созданию книги «В воздухе – Яки» положили начало статьи в газетах «Воздушный часовой» — «Иду на таран», «Камуніст» — «Крылом к крылу», позднее статьи перепечатывались в «Трыбуне працы».

Н.Г.Пинчук, описывая в своей книге действия военных лет, рассказывает о подвигах своих товарищей, самоотверженной и беспощадной борьбе советских летчиков во время Великой Отечественной войны. Листая страницы книги, мы нигде даже намеком не обнаруживаем проявление гордыни молодого летчика, хвастовства или насмешки над неумелыми действиями других летчиков. А в первых газетных статьях, появившихся в 1975 году, Н.Пинчук и вовсе отводит себе роль наблюдателя и, порой, неудачника, рассказывая о подвигах других.

Выдержка и смелость присущи командиру Андрею  Данилову. Когда фашисты, завидев, что наша «чайка» одна-одинешенька, словно коршуны, накинулись на нее и начали атаковать со всех сторон.

 Но Данилов не дрогнул. Выбрав удобный момент, он смело пошел в лобовую атаку на ведущего группы. У врага не хватило выдержки, и он трусливо повернул в сторону. Сделав энергичный доворот, Данилов «повис» на хвосте у «мессершмитта». Поймав его в прицел, он дал очередь, но тут же почувствовал удар – другой фашист атаковал его снизу. Данилов не сдается. Снова атакует. Нажимает на гашетку пулеметов, а выстрелов нет, пулеметы молчат – кончились патроны. Еще один маневр, и через считанные секунды его «чайка» рубанула хвост фашистского самолета. Это был таран – единственное средство сразиться с врагом, когда молчит боевое оружие. Данилов выжил,  позже им был сбит еще не один самолет.

С тех пор как мы узнали о его удивительно смелых ратных подвигах, все прониклись к нему чувством большого уважения. Летчики и специалисты технической службы полка назвали Данилова «комиссар-«чайка» [3;4]..

«На подступах к Белоруссии». Так называется глава в газетной статье, в которой Пинчук рассказывает о неудачах, постигших летчиков, об отличившемся старшем лейтенанте Запаскине.   19 августа Сибирин со своей шестеркой пошел в лобовую атаку не «юнкерсов», а звено Лобашова завязало бой с вражескими истребителями. По своей численности  фашисты превосходили более чем втрое. Но враг не выдержал смелого натиска, и его боевой порядок был расстроен[4;4].

Николай Пинчук искренне восхищается подвигами своих боевых товарищей, отводя себе роль пока лишь рассказчика, сам оставаясь в тени. Слово «я» звучит в последующих главах неприметно и скромно. Только в пятой газетной статье Николай Пинчук впервые заговорил о себе. Нет, не восхваляя, а даже уничижая действия в бою.  Сразу после рассказа об удачных вылетах своих сослуживцев, говорит о своей неопытности: «Я, хотя и сбил одного «хейнкеля», но общим исходом боя остался недоволен. При выполнении маневра в какой-то момент я оказался в очень выгодном положении по отношению к противнику – впереди группы бомбардировщиков под небольшим ракурсом на дистанции примерно в 300-400 метров. Мне надо бы без промедления взять группу в прицел и открыть огонь из пушки и пулеметов длинной очередью. Но я почему-то этого не сделал, а развернулся и начал строить маневр для атаки сзади. Атаку произвел, но время уже было упущено, и должного эффекта не получилось. Долго я переживал эту тактическую ошибку.

— Не горюй, — успокаивали друзья, — на ошибках учатся!» [5;4].

«Я, видимо, рано открыл огонь, и очередь прошла мимо. При выходе из атаки, прямо перед собой увидел фашистский бомбардировщик. Расстояние между нами не превышало 20 метров. Нажал на гашетки, а выстрелов нет. Мгновенно, как-то сама пришла мысль: «Таранить! Врага живым упускать нельзя!»

Фашистский летчик, словно разгадав мой замысел, начал маневрировать. Поливая меня огнем. Но на немецком бомбардировщике был плохой стрелок. Пулеметные очереди проходили то справа, то слева. Меня охватила ярость – хоть руками души гадов. А как их достанешь? Мозг работал четко и ясно. Я довернул машину вправо, увеличил скорость и левой консолью крыла своего Яка ударил по фюзеляжу «юнкерса». Он переломился пополам и в беспорядочном падении пошел к земле» [2;67].

Пинчук пользовался авторитетом среди товарищей, они знали, что наш земляк в любой ситуации  не подведет.

 Было ли ему страшно? Как и любому человеку, конечно, было.

 «На фронте мне часто приходилось слышать, что вот, мол, такой-то летчик не знает страха. Это – пустая бравада. Чувство страха в какой-то степени присуще каждому. Но одно дело в критическую минуту подчиниться ему и другое – суметь побороть его. На последнее способны только люди сильной воли.

Я хорошо знаю одного летчика-истребителя, товарища по Бобруйскому аэроклубу и Одесской авиационной школе пилотов – Бориса Ковзана, который четырежды совершил таран. Это единственный человек в мире, оставшийся в живых после четырех воздушных таранов»[10;3].

В своей книге автор стремится передать реальные события максимально правдоподобно. Он не кривит душой, а критически относится к человеческим слабостям: нерешительности, медлительности и страху. В первую очередь Николай Григорьевич критикует самого себя, показывая свою неопытность. Дружелюбие и поддержку  товарищей не забывает упомянуть, описывая события тех дней.

В газетных статьях и в книге «В воздухе – Яки» Герой Советского Союза описывает самый психологически сложный момент – решение летчика идти на таран. Сравнив, как автор высоко ценит подвиг своих товарищей и кратко описывает таран вражеского самолета, выполненный им самим, становится очевидным его скромность и неспособность выставлять себя напоказ. Он с детства был требовательным к себе, четко и точно выполнял свои обязанности.

Григорий Минович с сестрами

Григорий Минович Пинчук – солдат царской армии (в нижнем ряду справа)

Братья Пинчуки. Григорий Григорьевич (в центре), Николай Григорьевич (справа) с другом.

Нет в характере молодого летчика тщеславия и превосходства над кем-либо, лишь уважение к другим летчикам, гордость за их боевые заслуги, прославление других.  В этом весь Н.Г.Пинчук.

ПАМЯТЬ О НЕМ ХРАНИМ 

 Более 76 лет прошло после окончания Великой Отечественной войны. Но нам нельзя забыть о подвигах тех, кто нас защищал. Пока мы их помним, они живы. Николай Григорьевич Пинчук — наш земляк. Учился он в Буденновской школе, преемником которой стала Ленинская СШ, в которой учимся теперь мы. С момента открытия школы в 1972 году пионерской дружине было присвоено имя Николая Григорьевича Пинчука. Ежегодно Николай Григорьевич, проживая на тот момент уже в г. Минске, приезжал, чтобы встретится с ребятами, рассказать о подвигах военных летчиков, ответить на вопросы ребят о своих боевых вылетах. Учащиеся тех лет хорошо помнят приветливого веселого летчика, непринужденно рассказывавшего о самых интересных моментах своей биографии.

 Уголок «Его имя носит наша дружина» в пионерской комнате.

Пионеры оформили уголок дружинного героя, создан альбом, в котором размещены биографические данные, пожелтевшие вырезки из газет со статьей Н.Г.Пинчука «Крылом к крылу», письма от родственников. Ежегодно 4 февраля, в день рождения Николая Григорьевича, в школе проводится торжественная линейка «Его имя носит дружина». В последние годы пионеры работали над деятельно-патриотическим проектом «С именем героя на добрые дела».

В 1982 году в п.Ленина было запланировано строительство нового жилья для работников совхоза имени Ленина.  С этой целью и было построено 2 улицы, по 16 типовых домиков на каждой. Каждую весну они утопают в зелени, улицы заасфальтированы, имеются тротуары. Одной из улиц было присвоено имя героя-земляка Н.Г.Пинчука.

На этой улице проживает племянник – сын брата Григория Григорьевича Пинчука – Николай Григорьевич Пинчук. Ребята пригласили  односельчанина в школу и попросили поделиться материалами и воспоминаниями о родном дяде. Племянник рассказал, о том, что долгое время по просьбе дяди он проживал с матерью героя – своей бабушкой. Коля-младший  помогал престарелой бабушке во всем. А она часто рассказывала о сыне. Николай-сын был простым парнем, который никогда не отказывался от деревенской работы, ему под силу был любой крестьянский труд. Он с любовью относился к матери и с уважением с отцу. Николай Григорьевич Пинчук-младший пришел к нам не с пустыми руками. Он рассказал, что когда жил с бабушкой, нашел как-то в старенькой машинке «Singer» небольшой сверток уже после смерти бабушки. В этом свертке  пожелтевшие газеты 1975 года. Развернув первую страницу, можно было увидеть название «Воздушный часовой», и то, что номер газет посвящен 30-летию Великой Победы. В этих газетах он и нашел статьи «Иду на таран», которые потом легли в основу книги Н.Пинчука «В воздухе — Яки». Мы попросили поделиться копией этих статей, сфотографировались на память с близким родственником нашего героя. К сожалению, попытка наладить связь с другими родными Н.Г.Пинчука удалась не полностью. Мы нашли адрес жены Григория Григорьевича Пинчука – родного брата Заслуженного летчика СССР, связались с ней, она сообщила лишь адрес дочери Ларисы.  Надеемся, связаться с ней нам поможет Н.Г.Пинчук – младший, и снова у нас появится возможность приобрести новые сведения из жизни земляка.

Периодически все школьники посещают Бобруйский государственный районный музей воинской и трудовой славы, который находится в д.Сычково. Здесь находится экспозиция, посвященная Герою Советского Союза, отдельными материалами работники музея поделились и с нами.

К сожалению, в 1978 году Герой Советского Союза умер. Делегация школьников выезжала на похороны героя в г.Минск, провожая его в последний путь. Похоронен он на Московском кладбище в г.Минске в восточной его части.

Интервью  с племянником Героя Советского Союза Николая Григорьевича Пинчука Н.Г.Пинчуком, проведенное Шевченко Татьяной.

Шевченко Т.: Николай Григорьевич, мы многое знаем о жизни и подвиге Н.Г.Пинчука, можно ли пригласить Вас  к разговору о нашем земляке?

Н.Г.Пинчук: Мне неловко как-то: я же не герой,  а ко  мне столько внимания, еще и являюсь полным тезкой знаменитого дяди. Я знал его только после войны, когда сам немного подрос. Мы много общались, он мне помогал мужским советом и делом.

Шевченко Т.: Как получилось, что вы оказались полным тезкой? Мешает ли Вам это в жизни?

Н.Г.Пинчук: Деда моего звали Григорием Миновичем, а тогда было традицией называть детей в честь родных. Вот и меня назвали Николаем, Николаем Григорьевичем Пинчуком. А в жизни — все односельчане  хорошо знают меня, знали моего дядю. Поэтому каких-либо вопросов не возникает по поводу имени и фамиии.

Шевченко Т: Какие отношения складывались у Вас с дядей?

Н.Г.Пинчук: Он любил меня, как племянника, видимо потому, что у него были дочери. Никогда не отказывал и помогал решать все мои проблемы. Он был и  добрым и строгим. Но всегда чувствовалась твердость его характера. У него всегда получалось то, чего он хотел.

Шевченко Т: Вспомните наиболее яркие моменты встреч с дядей. 

Н.Г.Пинчук: В то время, когда я окончил школу, Николай Григорьевич уже жил в Минске. Дядя приезжал часто, и тогда уже вместе нам было веселее. Однажды, когда по своей неопытности и в силу своей молодости натворил я, было, неприятностей в семье, не очень хочется вспоминать этот момент сейчас. Отец наказал, но дядя мне сказал всего лишь несколько слов. Этих слов хватило мне на всю оставшуюся жизнь. И за это я ему благодарен. В д. Изюмово у него оставалась мать. Ей было трудно одной, поэтому дядя попросил меня присмотреть за ней. Я помогал ей, выполняя мужскую работу. Здесь же я и нашел после смерти Марии Тихоновны небольшую подшивку газет «Воздушный часовой» со статьями «Иду на таран».

Шевченко Т. Спасибо за разговор

 Без прошлого нет будущего

  Наша история – безграничное богатство, которое надо беречь и преумножать. Проходят годы, а с ними уходят и люди – живые свидетели тех событий. Без прошлого нет будущего. Мы прочли книгу Н.Г.Пинчука, поделились впечатлениями и поняли, что свершение подвига не обусловлено какими-либо обстоятельствами или исторической эпохой, оно обусловлено, прежде всего, личностью, которой выпало либо проявить себя, либо безвестно погаснуть в конце жизненного пути. Действительно, правильно говорят, что в жизни всегда есть место подвигам. Николаю Григорьевичу пришлось жить в суровое время, где было место и трусости и смелости, предательству и подвигу. Каждый выбирает свою судьбу сам. Выбрал ее и наш герой – не ради славы и орденов он шел на смерть. Он шел на таран, потому, что считал его единственным выходом в сложившейся  ситуации, не задумываясь, выживет или нет. Изучив различные источники информации, мы поняли, что юный Николай был таким же простым деревенским пареньком, как и мы, теперешние школьники. В жизни у него всякое случалось, и не был застрахован он от неприятностей, и были у него простые человеческие слабости: страх, нерешительность, растерянность, но он мог их преодолевать, мог себя настроить. Но главной предпосылкой совершения подвига была идея воплощения своей мечты. Человек, безмерно преданный родному небу, стремившийся с раннего детства вспорхнуть туда птицей, не мог не защитить его в трудное время.

 Постановка жизненно важной цели, осуществление мечты – вот основной стимул, к которому мы должны стремиться.

 

При подготовке материала использовалась литература:

  1. Памяць: Гіст.-дакум. Хроніка Бабруйскага раена/ Беларус . Энцыкл.: Г.П.Пашкоў (гал.рэд) і інш. – Мн.БелЭн, 1998.-608с.
  2. Пинчук Н.Г. В воздухе – Яки. Минск, «Беларусь», 1977. – 160 с.
  3. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №16. – с.4
  4. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №17. – с.4
  5. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №18. – с.4
  6. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №20. – с.4
  7. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №21. – с.4
  8. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №24. – с.4
  9. Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №25. – с.4
  • Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №26. – с.3
  • Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №28. – с.4
  • Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №29. – с.4
  • Пинчук Н. Иду на таран. // Воздушный часовой. – 1975. — №30. – с.4
  • Пинчук Н. Иду на таран. // Трыбуна працы. – 1995. — №26. – с.4
  • Пинчук Н. Крыло к крылу // Коммунист. – 1976. — №5. – с.4
  • Пинчук Н. Крыло к крылу // Коммунист. – 1976. — №6. – с.4
  • Пинчук Н. Крыло к крылу // Коммунист. – 1976. — №7. – с.4

Карина ЖАНДАРОВА, Эвелина РАЗВОДОВСКАЯ, Елена БЛИЗНЕЦ

Фото из семейного архива семьи Пинчук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: